Книга методологов по стратегическому управлению

Анисимов О.С., Верхоглазенко В.Н., Мундриевская Е.Б. Стратегическое управление в методологическом подходе. – М., 2014. – 396 с. 

В любом современном учебнике, учебном пособии по стратегическому управлению совершенно справедливо указывается, что никакие организации, местные сообщества, страны не могут эффективно и долговременно существовать без собственной стратегии. Необходимость применения технологий, методов, подходов, специфичных для стратегического управления на государственном уровне осознана и очевидна для всех участников управленческого процесса в государственной структуре. Однако, что стоит за популярными словами «стратегия», «стратегическое проектирование», «стратегическое мышление», «стратегическое управление»? Авторы книги дают методологическую версию  ответов на эти вопросы. 

Оглавление книги

 

Анисимов О.С. Введение. 

I. Мундриевская Е.Б.  Анализ проблем теории стратегического менеджмента. 

Стратегический менеджмент: первичная постановка проблемы.. 

Школы стратегического управления: основные положения и проблемы.. 

Проблематизация существующей практики стратегического менеджмента. 

Постановка проблемы современного состояния стратегического менеджмента. 

II. Анисимов О.С. Cтратегическое управление в методологическом подходе. 

Становление стратегического управления. 

Определение миссии и стратегическое управление. 

Стратегический анализ среды управления. 

Активные отношения со средой и конкурентные  стратегии. 

Маркетинг и стратегии. 

Стратегическое партнерство. 

Стратегическое планирование. 

Реализация стратегии. 

Экономическое обеспечение и стратегическое управление. 

III.  Верхоглазенко В.Н. Стратегическое управление в развивающем подходе. 

Становление стратегического управления. 

Определение стратегии деятельности. 

Развитие корпорации. 

Стратегическое планирование развития корпорации. 

Стратегическое планирование организационного развития корпорации. 

IV. Мундриевская Е.Б. Стратегического управление в рамках теории деятельности  

Стратегия и стратегическое управление:  альтернативный подход Теории деятельности 

Стратегия и стратегическое управление  в экономическом пространстве. 

Арбитраж классических школ стратегического управления. 

Стратегическое управление: технологический аспект. 

Приложение 1. Технологический стандарт стратегического мышления (Анисимов О.С.) 

Приложение 2. Глоссарий по стратегическому управлению (Анисимов О.С.) 

 

Введение /Анисимов О.С./

В любом современном учебнике, учебном пособии по стратегическому управлению совершенно справедливо указывается, что никакие организации, местные сообщества, страны не могут эффективно и долговременно существовать без собственной стратегии. Необходимость применения технологий, методов, подходов, специфичных для стратегического управления на государственном уровне осознана и очевидна для всех участников управленческого процесса в государственной структуре. Однако, что стоит за популярными словами "стратегия", "стратегическое проектирование", "стратегическое мышление", "стратегическое управление"? Чаще всего участники управленческого процесса и даже в той позиции, на том уровне, которые рассматриваются как неотделимые от стратегического управления, имеют индивидуализированные представления и готовы отстаивать свой вариант понимания, но, не входя в особую позицию в любом споре – позицию арбитра, стоящего над мнениями. Обязанности, стоящие перед участниками дискуссии в арбитражной позиции, как правило, неизвестны. Функция учебного пособия и состоит в том, чтобы изложить арбитражную версию, как результат особых процедур, выполнения специфических обязанностей, основу которых составляют логико-семиотические принципы и формы мысли. Незнание и невладение этими принципами и формами остаются примечательной особенностью подавляющего большинства учебников и учебных пособий, в том числе по управлению, стратегическому управлению, стратегическому мышлению.

Сама необходимость создавать учебные пособия, учебники иначе, чем в рамках индивидуальной опытности, уверенности, насыщенности сведениями и т.п., включая опыт преподавания и его осмысливание, введение технологических форм конструирования учебного пособия, сформулирована давно и "очевидна". Однако это иное касается отхода от индивидуальности мнения. Достаточно лишь напомнить историю познания, философии, логики, чтобы отметить качественный переход от первичного и индивидуализированного ко вторичному и деиндивидуализированному. Сократ спрашивал не столько о мнениях, сколько о сущности "самой по себе", стоящей вне индивидуальных мнений. Аристотель призывал к изучению причин, но опираясь на общие основания, не имеющие индивидуализированность. Платон указывал на первенство "идей" и "идеи идей" над тем, что созерцаемо непосредственным образом, а то, что мы можем увидеть имеет значимость лишь тогда, когда оно рассматривается с точки зрения "его идеи". Кант был уверен в наличии априорных предпосылок, позволяющих выходить за уровень мнений, а Фихте предупреждал, что не меняя сложившегося сознания, самосознания и др. мы не придем к мышлению, специфичному для философа, к метафизическому взгляду, преодолевающему ограниченность индивидуальной динамики в мышлении. И т.д. Все это и связано с переходимостью в надиндивидуальный уровень понимания, мышления и т.п., переходом к соответствию позиции арбитража в дискуссиях, в том числе научных. Автор учебного пособия может исповедовать ту или иную точку зрения, содержания, характерные для той или иной научной школы и реализовывать функцию "мнения". Но это не соответствует его функции излагающего от имени суммарного сложившегося знания в своей области. Иначе он вносит лишь материал мнений. Чтобы выступить от имени многих, всех мнений, он должен уметь строить замещения, обобщать и, следовательно, подчиняться условиям неслучайности обобщения. А эти условия тщательно обсуждались Кантом, Фихте и особенно – Гегелем. Трудности понимания таких обсуждений, их результатов привели к игнорированию результатов или снижению уровня точности и глубины их представленности в логике конца XIX и в ХХ вв. Этим объясняется упадок практики теоретического мышления, если оставлять в основе "правильности" то, что стало результатом усилий немецкой классической философии. Маркс стремился выполнять требования "метода Гегеля" и получил выдающиеся результаты в своем труде "Капитал". Но он был всего лишь исключением из правил.

Особенность стратегий и стратегического управления такова, что с ними связана огромная ответственность за управленческие действия. В то же время стратегические содержания нельзя заместить математическими выражениями непосредственно и пользоваться благами строгости математических вычислений, оперируя жестким языком. Этот язык не сохраняет "конкретность" стратегических содержаний и переход к вольным интерпретациям и вольным внесениям нематематических смыслов в оперируемые знаковые средства означает лишь заманчивый путь внесения определенности за счет внесения иллюзий строгости. Стратегии и стратегическое управление должны быть содержательно сконструированы в языке теории деятельности и мышления, с соблюдением всех требований по конструированию строгих и содержательных языков. Тем самым, реализация функции учебника, учебного пособия тесно связана с реализацией требований к конструирующему языки мышлению, к теоретическому мышлению.

В то же время, чем более строгим становится язык, тем сложнее становится работа по овладению языком. "Обыденное" понимание должно пройти путь к особому пониманию, соответствующему автору языковой системы, языковых высказываний, языковых единиц. Чтобы облегчить путь можно и необходимо организовать соотнесение привычного и вводимого учебным предметом, сам переход от привычного к необходимому. Поэтому наряду со строгими положениями и целями суждений с сконструированном языке следует подобрать "привычный", легко опознаваемый материал, достаточно строго согласованный с теоретическими положениями и указать то, за что можно закрепиться и выявить в своем понимании "надиндивидуальное" содержание, первоначально скрытое в привычном взгляде на то, что изучается, сложный характер внутренних переходов и трансформаций не является причиной к игнорированию единственного подхода в порождении "существенного" варианта понимания того, о чем идет речь. Гегель показывал, что новое в субъективном мире может быть порождено лишь изнутри, а сущностное содержание порождается за счет самого порождающего, за счет его самоизменения и выхода на новый уровень.

Поэтому преподаватель не только обеспечивает выявление актуального понимания по теме, не только создает контраст с тем, что еще только нужно получить, но и организует стремление трансформировать актуальное понимание за счет трансформации самого понимающего, приобретение способности мыслить не на уровне мнений, а на уровне "сути дела". В данном учебном пособии мы будем стремиться к реализации данного подхода в рамках того, что доступно вне "живой" работы с осваивающим данный учебный предмет. Предполагается затем и сама "живая" работа, решение учебных задач и переход к иным типам применения, оперирования "знаниями".

Подчеркнем еще, что стратегическое управление относимо ко всем деятельностным системам, а не только к "хозяйствующим субъектам", что стало типичным для Запада и Востока. Именно к теории деятельности акцентировка вводится не столько на исторически сложившийся, популярный тип представителя деятельностного мира, по отношению к которому применяется термин "стратегия", сколько на функцию стратегии в деятельностном мире, заданной в мышлении сначала функционально, а затем и "морфологически", натурально. Как указывал Платон, следует сначала найти "идею", а затем и "уподобление" ей. А деятельность мы находим и в государственных структурах, и в территориальных образованиях, и в науке, и в культуре, и во всех местах, где деятельность удерживает природное, социальное, культурное, духовное бытие как своих частных "наполнителей" мест. Подобный подход пока еще складывается в образовательном и научном пространствах. Хотя попытки выйти за ограниченность "коммерческой" локализации уже предпринимаются (А.А. Гапоненко, А.П. Панкрухин и др.). В то же время и в новых интересных начинаниях остается без внимания онтологический анализ, рассмотрение явлений стратегического и любого управления в типах и комплексах типов бытия, введенных не эмпирически, а именно теоретически. Преодоление эмпирического подхода в построении учебного пособия и следование логическим формам мышления, характерным для теоретического мышления, является исходной предпосылкой реализации замысла и продолжением усилий, предпринятых нами с конца 80-х гг. ХХ в.

В начале XXI века казалось, что великие свершения, имевшие и негативный, и позитивный моменты, возникшие и исчезнувшие в ХХ в., проявления великих умов, их столкновение, усиленное партийными механизмами, ушли в прошлое. Как бы неожиданное крушение СССР, которого именовали часто "Советской империей", расчистило глобальную площадку для "спокойного созидания" демократического либерального мира. Гигантская информационно-психологическая и "идеологическая" операция известных мировых сил положила естественно образный энтузиазм на "костях" социалистического лагеря и похоронила надежды наиболее угнетенных стран на свою перспективу, так как их потенциальный, и иногда актуальный помощник фактически сам сдался мировому злу.

Однако суть дела нельзя обмануть, обманываются люди, особенно тогда, когда они приобретают склонность к обману, самообману, когда инстинкт "правды", "истины", "реализма" замирает, как правило, с внешней помощью, с энтузиазмом маргинальной части интеллигентного сообщества, "изгоями" правдолюбивого ядра просвещенных народов. Противоречия не заставили себя ждать, и появился мировой кризис, в основном рукотворный, похожий на все прошлые варианты макрокризисов, так как их создатели имели одну и ту же нравственно-практическую "антипарадигму", показанную и в этом, и в прошлом, и в позапрошлом тысячелетии. Менялись акцентировки. Если достаточно глубоко, с привлечением "чистого разума", по Канту или Гегелю, прочитать, осмыслить размышления Маркса о бытии капитала вообще и, тем более, торгового и финансового, то вся парадигма архитекторов видна непосредственно.

Что делать в условиях глобального кризиса, имеющего ряд плоскостей процессов, который, наконец, недавно стал пониматься как "цивилизационный кризис"? Очевидно, что без освоения подлинных основ стратегического управления преодолеть этот кризис будет крайне проблематично. Авторы книги вносят свой вклад в трансляцию культуры стратегического мышления и стратегического управления в целом.